Корзина
82 отзыва
Надежный продавец Prom.ua
+380974063023
+380952886700
УкраинаВинницкая областьВинница
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или физического лица-предпринимателя.
ООО «Агро Интертрейд» – элитные семена и первоклассные средства защиты и роста растений

No-till: быть или не быть?

No-till: быть или не быть?

Темой этого номера мы не случайно выбрали обсуждение внедрения в практику систему no-till. Журнал «ПОЛЕ деятельности» один из немногих, кто уделяет этому вопросу немало внимания. И не потому, что мы призываем всех перейти на технологию прямого посева, а потому что именно эта тема больше всего волнует сегодня многих руководителей сельхозпредприятий. Ученые также не отстают от обсуждения: ломают копья и перья в схватке на страницах нашего журнала представители разных поколений, идей и направлений. У каждой стороны есть свои доказательства, есть и слабые стороны, о которых иногда предпочитают умалчивать. Но как бы то ни было, тема перехода от классической и минимальной способов обработки почвы к no-till сегодня занимает умы и теоретиков, и практиков, а значит «ПОЛЕ» не может остаться в стороне. И если ученым на наших страницах мы предоставляем достаточно места для рассуждений и доказательств по этому вопросу, то вот мнений практиков у нас до сей поры было немного. Мы решили исправить эту ситуацию, предоставив площадку и тем, кому в итоге придется на себе испытать рекомендации науки. Именно руководителю хозяйства, каждый раз принимая решение, приходится брать ответственность за него по полной программе: ведь один неверный шаг может привести к огромным материальным убыткам, банкротству и краху всего, что строилось и сохранялось годами.

Аргументы науки

Дело в том, что спор вокруг того или иного способа обработки почвы и критика классической системы земледелия не новость. До этого спорили о том, пахать или не пахать. Теперь вот спорят, обрабатывать почву или нет.

У защитников «классики» свои аргументы и не признавать их трудно. Главный из них – результат проверен годами. На заре своего триумфального шествия отвальная вспашка позволила удвоить урожаи сельскохозяйственных культур. И сегодня работа по классической системе даже в сочетании с минимальными и безотвальными обработками способствует получению более высоких урожаев не только на опытных делянках НИИ, но и в хозяйствах страны. Более того, именно с отвальной обработкой почвы, говорят ученые, а практики подтверждают, проблем с болезнями и вредителями гораздо меньше. Так откуда тогда взялись претензии к классической системе земледелия?

К сожалению, сегодня, по сложившейся традиции степень культуры земледелия хозяйства оценивается урожайностью и количеством гектаров пахоты, как залога будущего урожая. Поэтому порой под угрозой административных мер в хозяйствах обрабатывают почву даже тогда, когда это наносит явный вред и почве, и экономике. Более того, все ученые, и сторонники no-till и противники, признают факт убывающего плодородия почвы.

– Сложившуюся последние 20 лет практику в земледелии – делать ставку только на пары с чередованием пар – посев – считаю экономически необоснованной, экологически противоестественной, а с точки зрения общественно-социальной – даже аморальной. Мы же внуков без будущего оставим! – обращался к земледельцам на Дне поля Нижне-Волжского научно-исследовательского института сельского хозяйства в июне 2013 года кандидат сельскохозяйственных наук Виктор Иванович Буянкин, кстати, в рядах сторонников no-till не замеченный. – Это нам кажется, что вопрос с гумусом вторичный и его надолго хватит. Краски от гумуса может и хватит, а плодородие мы почти растратили. Даже если снега сейчас выпадут в Волгоградской области, как в 42-ом году, то вся вода будет в балках, а не в парах. Не уходит влага в почву, потому что почва утратила свою влагопроницаемость, этой способности ее лишили многолетние обработки агрегатами.

В тоже время no-till – не панацея, считает Виктор Иванович, а скорее очередная мода, культивируемая коммерческими компаниями.

– Мой личный опыт показывает, что мульчу не так-то просто накопить. Мы 13 лет не убирали пожнивные остатки, и даже солому с соседних полей стаскивали, но не накопили и двух сантиметров. Так что прежде чем утверждать, что no-till – верный путь к спасению сельского хозяйства, нужно сделать оговорку: «Смотря в какой зоне». И не вводить в заблуждение фермеров, рассказывая им о мульче, росе, стабильных урожаях, влаге и дождевых червях. Я видел успешные хозяйства, которые обанкротились после того, как пустились бездумно копировать опыт Аргентины в степи.

Основные доводы приверженцев классической системы земледелия даже не в том, что no-till в принципе не годится, а именно в том, что внедрять ее повсеместно нельзя, в особенности она не годится для степной зоны каштановых солонцовых почв юга России. Если в одной природно-климатической зоне переход на прямой посев возможен, в другой – весьма рискованным или вовсе практически наверняка опасным.

Профессор, доктор сельскохозяйственных наук, сотрудник Нижне-Волжского НИИСХ Александр Михайлович Беляков считает, что переход на no-till для земледельца – это большой риск и требует дополнительных исследований в различных почвенно-климатических зонах:

– Это сложная система, и для получения стабильных и гарантированных урожаев требуется адаптация этой новой технологии к конкретных условиям. Одна из главных проблем, с которой придется столкнуться и научиться ее решать, это получение осенью всходов озимой пшеницы по непаровому предшественнику. Хотя сегодня есть ряд хозяйств, которые перешли на эту технологию и достигли определенных результатов. Их опыт показывает, что при переходе от классической к данной системе земледелия общий уровень продуктивности гектара снижается, но поскольку работает вся площадь пашни, то валовые сборы существенно увеличиваются, так как нет незасеянных полей, как при паровой системе. Кроме того, снижаются энергозатраты на обработку почвы в пересчете на один гектар.
Начальник отдела по сельскому хозяйству администрации Октябрьского района Александр Степанович Шумаев привел пример неудачного опыта внедрения no-till в южном районе Волгоградской области.

– В нашем районе несколько лет назад ООО «Новое время» сделало попытку внедрить no-till. Это обернулось для хозяйства крахом. Но не потому, что нулевая технология не подходит для степной зоны юга России, а потому что прямого посева у них по сути не было. Это же не просто купить сеялку для прямого посева, посеять, а потом приехать урожай собирать. No-till – сложная система, хотя и перспективная. Я считаю, рано или поздно многие перейдут на нее. Но сделать это будет не так просто.

– То, как сейчас эксплуатируются наши почвы, совершенно недопустимо, – говорит декан агрономического факультета ДонГАУ, доктор сельскохозяйственных наук, профессор Николай Андреевич Зеленский. – Чередование культур в севообороте нарушено, средняя урожайность с гектара сокращается, почвы истощены. К примеру, из 5,5 млн гектаров пашни в Ростовской области почти 4,5 млн подвержено эрозионным процессам. Если в начале ХХ века содержание гумуса в донских черноземах составляло 6-8%, то сейчас эта цифра в лучшем случае 3-3,5%. Да, на наш век плодородия еще хватит, и нашим детям тоже. Но потом донская земля может превратиться в пустыню. Сегодня выращиваются те культуры, которые больше всего выносят элементы питания, разрушают структуру почвы при интенсивной обработке, усугубляя ситуацию с засухой. Содержание гумуса в почве неуклонно снижается, а внесением только минеральных удобрений ситуацию не исправишь. При этом, по моему мнению, черный пар – это большая глупость, от которой мы до сих пор не можем отказаться. Ведь именно черный пар – основной очаг развития эрозионных процессов. В природе нет пустой земли. Она сама стремится прикрыть себя растительностью. Это ее кожный покров. Поэтому если мы убрали одну культуру, то после нее нужно посеять другую. Убирая растительность, мы иссушаем почву, а потом жалуемся, что не можем получить урожай из-за отсутствия влаги. Казалось бы в системе no-till все просто. Но это технология высшего пилотажа, в котором нужно всеми процессами четко управлять. А орудия для управления есть. Для бинарных посевов необходимо иметь специальные сеялки прямого посева. Но и в этом вопросе земледельцам нужно быть внимательными. Сеялок, позволяющих сеять одновременно бинарные посевы по растительным остаткам, мало. Производители лишь заявляют, что их продукция позволяет выполнять эту работу. На самом деле это не всегда соответствует действительности. В то же время проблема даже не в отсутствии сеялок, проблема перехода на новую систему земледелия в отсутствии знаний. Если их нет, лучше совсем не начинайте. Потому что через год-два вы из сторонников превратитесь в ярых противников такой технологии. Понимаю, что для многих земледельцев, привыкших работать по классической системе, воспринять то, что я предлагаю, будет непросто. Самая страшная беда наших аграриев – это консерватизм мышления. Они до сих пор ведут работу в соответствии со знаниями, полученными десятки лет назад.

Между тем, в самой научной среде тема внедрения нулевой технологии разделила ученых на два лагеря: преданных сторонников и ярых противников, которые яростно сражаются, приводя в доказательство цифры и факты.

Вот что говорит о системе no-till член редколлегии «ПОЛЯ», профессор, доктор сельскохозяйственных наук, заместитель директора Ставропольского НИИСХ по инновационной деятельности Виктор Корнеевич  Дридигер:

– Беда в том, что ни у сторонников, ни у противников системы no-till нет никаких научных данных по эффективности (или вреде) этой системы земледелия. И в этом не вина ученых – это беда всей сельскохозяйственной науки России. Ведь для того, чтобы заложить самый простой опыт по нулевой технологии в первую очередь надо иметь сеялку прямого посева. Такая сеялка стоит больших денег, и ни один институт не может ее приобрести из-за тяжелого финансового положения.

Проводить многовариантные научные исследования в производственных условиях (например, в хозяйствах, где уже внедрена или внедряется технология no-till) практически невозможно, так как в производстве свои цели и задачи, несовместимые с требованиями по методике проведения полевых опытов (мы в этом убедились много раз). Поэтому ученые свои доводы строят на основании уже имеющихся данных (чаще всего старых) или по наблюдениям за результатами внедряется технология no-till в том или ином хозяйстве. Сторонники нулевой системы земледелия приводят в пример успешные хозяйства, а противники – хозяйства, потерпевшие неудачу, которых гораздо больше, чем успешных. Но ни в науке, ни тем более в производстве до настоящего времени нет четкого определения, что представляет собой система no-till и что можно и нужно относить к системе нулевого земледелия. Поэтому в подавляющем большинстве неудачу потерпели хозяйства, которые вообще не внедряли эту систему, а специалисты не знали и не знают, что такое no-till на самом деле.

Тем не менее, результаты работы хозяйств (в нашем крае 3 хозяйства уже 7 лет успешно работают по технологии прямого посева) и первые данные полевых опытов в институте (сеялку для прямого посева нам предоставляет рядом находящееся хозяйство) просто ошеломляющие! На наших опытных делянках в этом году урожайность озимой пшеницы по традиционной технологии составила 48,5, а по нулевой – 59,5 ­ц/­га. В опытах Северо-Кавказского НИПТИМЭСХ (г. Зерноград Ростовской области) прибавка урожая по нулевой технологии составила 6,7 ­ц/­га, или 20,1%.

Хозяйства, освоившие нулевую систему земледелия, в последние 2-3 года с каждого гектара пашни получают на 10-15 ­ц/­га условного зерна больше, чем рядом находящиеся, работающие по традиционной системе земледелия. В текущем году они также в лидерах по урожайности зерновых культур, а ООО «Урожайное» Ипатовского района в настоящее время убирает подсолнечник по нулевой технологии с урожайностью 27 ­ц/­га, тогда как средняя урожайность в районе 11 ­ц/­га.

По нашей рекомендации два хозяйства приобрели и запустили в работу очесывающие жатки (о методе очеса растений мы писали в №8/9, в статье «В щепотке почвы – ладонь червей» – прим. ред.), от которых они просто в восторге. В первую очередь, производительность комбайна возросла более, чем в 2 раза, а расход горючего сократился на 25-30%. Очесывающие жатки без снижения потерь по сравнению с обычной жаткой убирают сухое зерно озимой пшеницы с урожайностью 30-50 ­ц/­га. И, что не мене важно, в поле остается вся солома, которая надежно защищает почву от ветровой и водной эрозии и обеспечит большее накопление и сохранение влаги, чем при вспашке. В общем, пока результаты говорят в пользу внедрения no-till как системы земледелия на полях Ставропольского края. В ближайшее время результаты эти мы обобщим и подготовим публикацию для журнала «ПОЛЕ деятельности».
Ученым же пора прекратить дебаты о пользе или вреде нулевой системы земледелия, а консолидироваться и общими усилиями изучить и адаптировать эту систему к многообразным природно-климатическим условиям нашей страны. От этого, кроме пользы, и науке, и производству, ничего не будет.

Точка зрения практиков: «за» и «против»

Но давайте не будем обманываться на счет того, что заставляет сегодня того или иного руководителя выбирать способы обработки почвы, систему земледелия, культуры и технику. Прежде всего рентабельность производства и только потом все остальное. Да, как человека, выбравшего путь в такой сложной отрасли экономики как сельское хозяйство, его, безусловно, беспокоит ее будущее, не равнодушен землепашец и к почве, которая дает ему урожаи. Но прежде всего ему приходится думать о том, как найти наиболее оптимальный способ работы и получать от вложений по меньшей мере не убытки, а лучше прибыль. И именно в этом различия научного и практического подходов. Наличие дождевых червей и уровень гумуса волнует земледельца гораздо меньше, чем цена на урожай и себестоимость продукции. Его задача – получить больше продукции хорошего качества с минимальными вложениями. И именно она заставляет его присматриваться к ресурсосберегающим технологиям, в том числе и к no-till, как одной из возможностей сократить затраты на обработке в свете постоянно и необоснованно быстро растущих цен на энергоносители.

– Это неправильно делить сейчас всех на сторонников и противников технологии no-till, – считает руководитель ФГБУ «Россельхозцентр» по Волгоградской области Раиса Анатольевна Липчанская. – Надо задать вопрос: «Что заставляет сегодня руководителей сельхозпредприятий переходить на no-till?» Ведь какие причины на самом деле стоят за этим интересом? Посмотрите глубже – и выяснится, что у одного кадров нет, другой новую технику купил взамен старой, у третьего нет возможности покупать и хранить большой объем ГСМ, поэтому он берет один посевной комплекс... Все начинается не с технологии, а с возникающих практических проблем. Поэтому прежде всего интерес к no-till имеет экономические предпосылки и связан с реальными проблемами в хозяйствах: например, такими, как кадровый голод. Но мы сегодня понимаем, что при переходе на no-till много трудностей. Чтобы заниматься прямым посевом, нужно как минимум 8 лет готовиться к переходу. Поля должны быть идеально ровными, мульча – не менее 8 см. Та технология, по которой работали многие годы, была завязана на определенной технике, подборе семян, средств защиты растений. Все было создано под классическую систему земледелия. Но с изменением политической и экономической ситуации в стране той техники, на которую была рассчитана «классика», просто нет сейчас. В страну завозится импортная техника, рассчитанная на другую систему земледелия. И покупая ее, чтобы обновить свой технический парк, фермер вынужден переходить на минимальную обработку почвы. Продажа импортной техники, которая заявлена как энергосберегающая, приобретение зарубежных семян по сути влечет за собой перенос технологий других стран на нашу землю. Поэтому процессы, которые мы сейчас наблюдаем, обусловлены комплексом социальных и экономических предпосылок. Проблем в сельском хозяйстве сегодня так много, что ни ученые, ни практики не могут прийти к единому мнению в их решении. Безусловно, каждый имеет право на свою точку зрения. И это нужно учитывать прежде всего. Кроме того, надо смотреть на уровень затрат на производство, себестоимость продукции и достижения. И эти экономические расчеты уже нужно брать во внимание, чтобы понять, какая технология сегодня наиболее приемлема. Что касается нулевой технологии, то мало смотреть на результаты 3 лет ее применения, прежде чем сделать правильные выводы, потребуется 5, 10, а то и 20 лет.

– Одно дело, когда ученый доказывает свою теорию, он преследуют лишь цель доказать ту или иную точку зрения, – говорит председатель ООО АКХ «Кузнецовская» (Иловлинский район Волгоградская область) Михаил Александрович Хабаров. – Производственнику все равно, что важнее пахать или не пахать, какая теория главнее, ему важно знать правдивый результат, – дает это прибыль или нет. Поэтому я, конечно, прислушиваюсь к мнению авторитетных ученых, но потом проверяю все на своем поле. Меня настораживает то, что многие авторитетные люди сейчас говорят, что пары не нужны, нужна только нулевая технология.

Как практик на собственном опыте могу сказать, что в нашей зоне (светло-каштановых почв) не накапливается столько растительной массы, чтобы создать глубокий мульчирующий слой или травяную подушку. Поскольку почва более щелочная, органика быстро разлагается. И создать мульчирующий слой можно только обработкой. 8-10 см должен быть рыхлый слой, чтобы исключить капиллярные испарения снизу. В связи с этим я смотрю на no-till с опаской. Может, что-то мы и возьмем из этой системы и через какое-то время начнем использовать, но не везде и не всегда. По моему убеждению, переходить на эту систему можно там, где в конце августа гарантировано выпадает 20-30 мм осадков, то есть достаточное количество для всходов и развития озимых. Если этого нет, то перей­дя на no-till можно попросту привести хозяйство к краху.

Хотим мы того или нет, но озимые культуры – основные в нашем регионе. По ним засуха и недобор урожая случается гораздо реже, чем на яровых. В нашем хозяйстве мы сеем три культуры: озимые (40%), нут (40%) и подсолнечник (20%). Ведь наша беда не столько в том, что у нас выпадает мало осадков, сколько в том, что выпадают они не вовремя. Выбор культур определен таким образом, чтобы осадки, которые мы предугадать не можем, обеспечили хоть на одной культуре стабильным урожаем. Если осадки пришлись на осенний и весенний период – мы получаем урожай озимых, если на конец мая – в июне – это хорошо для нута, осадки в конце июля – начале августа обеспечивают нас урожаем подсолнечника. Конечно, в нашей зоне подсолнечник было бы неплохо с экономической и биологической точки зрения заменить на сорго (это более засухоустойчивая культура), но на него нет спроса. Хотя это и хорошая кормовая культура, но у нас практически нет животноводства, и на производство спирта она хорошо идет. Но рынков сбыта нет.

Первопроходцы

Система no-till появилась именно потому, что работа на земле по «классике» принесла проблемы, с которыми справиться можно было, лишь изменив подход полностью. Так, в Северной Америке на no-till перешли после появления пыльных бурь в первой половине прошлого столетия, в Советском Союзе пыльные бури в Северном Казахстане и Западной Сибири в 50-х годах заставили ученых и практиков также подумать о другом подходе. И хотя технология, которую внедряли Т. С. Мальцев и А. И. Бараев, не являлась «нулевой», так как предусматривала обработку почвы плоскорезами без оборота пласта с сохранением пожнивных остатков на поверхности почвы и получила название безотвальной обработки почвы, тем не менее опыт сегодня тоже учитывается. Добились значительных результатов после внедрения no-till в Латинской Америке (Бразилии, Аргентине и ряде др. стран). И хотя природно-климатические условия этих стран существенно отличаются от наших, все же именно опыт Латинской Америки позволяет сегодня совершенствовать технологию прямого посева.

Процесс масштабного освоения no-till в России начался в 2000-х годах. Сегодня в освоении прямого посева в России лидирующие позиции занимают Белгородская область и Ставропольский край. После засухи 2010-го года активизировался процесс внедрения нулевой технологии и в других регионах (Оренбургской, Самарской, Саратовской областях, Алтайском и Краснодарском краях). Из стран СНГ активнее всех внедрение прямого посева происходит в Казахстане.
Земледельцы Волгоградской области, особенно после череды засух, с 2010-го года активно стали интересоваться системой no-till. Вдохновляют многих результаты, полученные первопроходцами-земляками.

В агрохолдинге «Гелио-Пакс» (Волгоградская область) точкой отчета по освоению технологии прямого посева стал 2006-ой год. С приобретением посевных комплексов «Бурго» был заложен производственный опыт: провели посев ярового ячменя по стерне кукурузы. В тот год в период кущения ячменя сложились крайне неблагоприятные погодные условия с экстремально высокими температурами и низкой относительной влажностью воздуха. И если в производственных посевах растения ячменя находились в угнетенном состоянии, то опытный посев удивил прекрасным состоянием и хорошей кустистостью. По результатам уборки в производственных посевах яровой ячмень сформировал урожай в 22 ­ц/­га, а на опытном участке на 3 ­ц/­га выше, и это несмотря на ряд технологических «шероховатостей».

В 2010 году в хозяйствах агрохолдинга «Гелио-Пакс» уже была апробирована схема прямого посева после кукурузы, подсолнечника и озимой пшеницы. Полученные результаты с учетом минимизации затрат, правда, имевших место недочетов, все же добавили оптимизма к дальнейшему внедрению данной технологии. Так, осенью 2011 года площадь полей агрохолдинга под прямой посев озимых уже составила 6800 га, в том числе 2467 га после кукурузы и 4069 га после подсолнечника. Полученные данные по урожайности в 2012 году показали, что получить стабильный урожай по системе no-till возможно: урожайность пропашных культур в первый год применения технологии прямого посева практически не уступала урожайности классическому варианту обработки почвы, сложившемуся в агрохолдинге. Осенью 2012 года под озимые по технологии прямого посева уже отдают площадь 14 570 гектар из 46 000 га.

На сегодняшний день в ЗАО «Гелио-Пакс» глубоко и всесторонне изучают нулевую технологию: закладываются многочисленные опыты по изучению норм высева различных районированных сортов, доз удобрений и пр. Руководство и специалисты агрохолдинга, перемещаясь на другие континенты, пристально следят за передовым опытом земледельцев из разных стран и тесно общаются с представителями науки.

– Нельзя говорить ни о чем крайними категориями, и полемика ярых противников, которые зачастую поверхностно знают предмет своей критики, и ярых сторонников, которые упрощают или игнорируют трудности внедрения ноу-тилла, выглядит бесполезным занятием, – считает заместитель генерального директора ЗАО «Гелио-Пакс», генеральный директор ООО «Волгогелиопром» Александр Алексеевич Кочубей. – Тот же пар при всех своих минусах, связанных с эрозией и ускоренной деградацией почвенного плодородия, является на сегодняшнем нашем технологическом уровне эффективным средством снижения себестоимости зерна и стабилизации его производства. Поэтому и скоропалительный «вход» в ноу-тилл без получения собственного многолетнего опыта чреват большими экономическими потерями. Данная технология не так проста, как кажется или как ее представляют некоторые сторонники. Она требует больше знаний от агрария по биологии сорняков, вредителей, по средствам защиты растений, почвоведению, постоянного мониторинга поля и наработки своего бесценного опыта. Первые шаги по внедрению технологии прямого посева нами были сделаны еще в 2006 году, но более последовательно и активно ею стали заниматься с осени 2010-го года. Уже накоплен первый опыт неудач и достижений, и многие наши специалисты уже достаточно неплохо начинают ориентироваться в этой, безусловно, интересной и перспективной технологии. Но говорить о полном переходе для нас пока еще рано – слишком много еще видится проблематичных моментов. Но сегодня можно определенно сказать, что ноу-тилл работает и имеет место быть на наших полях. Необходимо только получить достаточный опыт по различным нашим почвенно-климатическим зонам для его систематизации и обобщения. Для этого требуется время, изучение и обмен опытом активных сторонников, а также поддержка науки и власти.

Между тем, популяризации no-till в регионе способствовал опыт Сергея Вахитовича Кажгалиева (Новоаннинский район, Волгоградская область), который в 2010 году, круто повернув от традиционных методов хозяйствования, встал на путь ресурсосбережения и повышения гектароотдачи. Четко отработав на протяжении пяти лет минимальную технологию, на 6700 га обрабатываемых земель в хозяйстве не осталось ни одного сантиметра земли, занятого под пар. Как считает фермер, уже в начале производственного пути по этой технологии он добился неплохих результатов. – Первые урожаи выращиваемых культур, несмотря на период освоения, были достойными, а экономия средств, по моим подсчетам, ощутимая, – делится с «ПОЛЕМ» С. В. Кажгалиев. – Судите сами: в экстремально засушливом 2010 году показатели урожайности по нулевой технологии в сравнении со многими хозяйствами района выглядели вполне конкурентоспособными. Урожайность озимой пшеницы – 26 ­ц/­га, яровой – 25 ­ц/­га, ячменя – 20 ­ц/­га, кукурузы на зерно –  до 40 ­ц/­га, подсолнечника – до 25 ­ц/­га, сои – до 15 ­ц/­га. Вкупе с низкими затратами в хозяйстве я получил ни сколько высокую урожайность, сколько равновесие цены на сельхозпродукцию.

Перед внедрением Сергей Кажгалиев стал целенаправленно изучать технологию прямого посева: читал специальную литературу (Овсинский, Фолкнер, Фукуока), знакомился с опытами зарубежных земледельцев – из Европы и Украины, искал отзывы и ответы на возникшие вопросы на интернет-сайтах. Получив для себя больше доводов ЗА прямой посев, Сергей Вахитович начал с «нуля». Правда, тернист был путь генерального директора хозяйств ИП КФХ «Кажгалиев С. В.» и ООО «Полевое». Волгоградский пионер нулевки признался, что идти к пункту назначения «Ресурсосбережение» ему пришлось практически в полном одиночестве – без активного участия представителей науки, тогда в большинстве своем радикально настроенных и чаще пытающихся освистать технологию прямого посева и найти в ней больше недостатков, нежели преимуществ; без поддержки государства, не инвестирующего в инновационные проекты в сельском хозяйстве, тем самым не поддерживая эксперименты земледельцев-новаторов. Но благодаря искренней вере в идею, огромному запасу терпения, оптимизму и целеустремленности Сергей Вахитович твердо шел к своей цели.

Молва об успехе волгоградского земледельца облетела область и вышла за ее пределы. За знаниями и опытом внедрения метода прямого посева приезжают не только местные сельхозтоваропроизводители, но и производственники из Саратовской, Воронежской, Тамбовской областей.

– Отказаться от традиционной системы земледелия и обратить внимание на технологию прямого посева меня заставила нужда, делится с редакцией Сергей Вахитович. –  Традиционная технология невозможно затратная. И в рыночных условиях она не выдерживает конкуренции. В недавнем прошлом у меня на полях все было как в советском лозунге: «Битва за урожай». Производственные дела шли с переменным успехом: сеяли, убирали, но особенных результатов, выраженных в высокой урожайности и возможности после продажи получить от этого достойную прибыль, не было. И потом… уже продолжительное время остро стоит вопрос диспаритета цен: постоянно дорожают техника, топливо, удобрения, средства защиты растений, а стоимость сельхозпродукции остается неизменной. Я чувствовал ответственность перед своими работниками: ни в коем случае не хотелось сокращать штат, к тому же более 100 человек должны были стабильно получать достойную зарплату, а не сводить концы с концами. В общем, сплошной «головняк»: люди морально и физически уставшие, задействовано много техники, солярка льется тоннами – деньги попросту хоронились в землю. Ну а повторяющаяся аномальная жара весенне-летних периодов последних лет изнуряла посевы, существенно корректировала прогнозируемую урожайность в сторону понижения и натолкнула на мысль, что надо что-то радикально менять. Я стал искать выход. И он был найден: перейти сначала на минимальную технологию и, в связи с этим, безболезненно начать с «нуля».

Идея нулевого земледелия, по мнению смельчака Кажгалиева, – не просто способ удешевления производства: реальная возможность уйти от лишних расходов, оптимизации материальных средств и ресурсов, но и реальный шаг по пути развития современного многоотраслевого сельхозпредприятия. Так, за счет высвобождаемых из технологического процесса людей появятся дополнительные возможности для ведения других отраслей сельского хозяйства. Помимо производства зерна пшеницы, ячменя, кукурузы, маслосемян подсолнечника, можно заняться, например, выращиванием овощей, птицы. На очереди – животноводство. И потом, no-till – гарант получения более дешевой продукции, что особенно важно для России, вступив в ВТО.

Не менее известным благодаря внедрению системы no-till стал и председатель СПК «Троицкий» Алексей Викторович Ишкин. О его опыте в «ПОЛЕ деятельности» мы писали совсем недавно (№4, 2013 года «Алексей Ишкин: No-till – это не новая технология, а совершенно новая философия»). Прочитав эту статью, в редакцию постоянно обращаются фермеры из разных регионов России, чтобы узнать подробности, задать интересующие вопросы. Алексей Викторович 8 лет изучал технологию прямого посева, сначала опробовал ее на небольшой площади, а с этого года полностью перевел хозяйство на новую систему земледелия.

– Преимущества no-till неоспоримы, особенно для нашей климатической зоны, – утверждает Алексей Викторович Ишкин. – Прежде всего – это активное влагозадержание, так как стерня препятствует испарению воды с поверхности, способствует лучшему ее впитыванию, уменьшению эрозии и обеспечивает биологическое питание почвы. При отказе от пахоты начинается медленный процесс восстановления гумуса и биологической активности почвы, накопление углерода – источника питания микроорганизмов. Сокращаются расходы на ГСМ, так как уменьшается количество операций, а также парк используемой сельхозтехники. А самое главное – это повышение урожайности и ее стабилизация.

В этой статье мы не хотим делать выводы и предлагать вам выбрать чью-то сторону. Оставим возможность каждому руководителю сельхозпредприятия самому решить для себя, – обрабатывать ему свою землю или нет. Одно можно утверждать смело. Хотя no-till как системе земледелия требуется еще пройти проверку и доказать свою жизнеспособность, на что потребуются десятилетия. Между тем, очевидно, что интерес прежде всего земледельцев-практиков к ней настолько высок, что приверженцы традиционной классической системы земледелия в научном мире не могут уже отрицать и продолжать утверждать, что эта система не пригодна, заявляя с высоких трибун: «Там где «ноль» – будет ноль». Пришло время начать масштабные изучения опыта внедрения технологии прямого посева в разных природно-климатических зонах. Ведь результаты исследований так или иначе смогут дать ответы на многие практические вопросы и позволят сформировать рекомендации для работы в разных условиях. Но прежде чем обвинять сельскохозяйственную науку в том, что она не расторопна, давайте зададим честный вопрос: «А была ли у науки такая задача, изучать no-till? И кто науке на это выделил средства или дал технику?» Если мы ждем, что это должны сделать коммерческие компании, то понимаем заранее, какие и кому выгодные результаты будут получены после таких исследований. Но это, пожалуй, тема уже другой статьи, не менее болезненной и актуальной.

Мнения


Андрей Викторович Штепо, глава КФХ (Калачевский район, Волгоградская область):
– No-till мы заинтересовались давно, но вникнув в суть, сразу отказались от идеи перевести свое хозяйство на эту технологию. В 2008 году мы собрались делегацией из восьми человек, руководителей хозяйств и на свои деньги слетали в Канаду в провинцию Манитоба посмотреть, как работают их фермеры по no-till. Посмотрели и поняли одно, у них свыше 800 мм осадков. У них другие проблемы. Пришла пора сеять, а у них стерня прошлых лет не дает произвести посев. Им в 2008 году муниципалитет даже разрешил сжечь ее. Мы даже это засняли и привезли видео и показали тогда заму губернатора (на тот момент Николая Кирилловича Максюты) Павлу Павловичу Чумакову. Ну это особенности одного года. Я не спорю, технология очень интересная. Но когда нам говорят, что через семь лет у нас будет мульчирующий слой определенной толщины, то мы его в даже Канаде не увидели. А уж то, что он будет у нас в Калачевском районе, тем более сомневаюсь. 
Думаю, в Волгоградской области по системе no-till работать можно, но только начиная с Михайловского района и севернее. Знаю у Алексея Викторовича Ишкина в Михайловском районе получается работать по этой системе. Получается у Сергея Вахитовича Кажгалиева в Новоаннинском. Сергей Владимирович Шкарупелов из Киквидзенского района перешел на no-till. Но с ними рядом живут и работают мои знакомые Александр Владимирович Гришин (Новоаннинский район) и Анатолий Владимирович Гамбург (Киквидзенский район) пока не готовы к переходу, у них остаются вопросы. 
В Канаде нам говорили, что для системы no-till нужно не менее 700 мм осадков в год. Но если основная масса осадков у нас приходится на зимний период, то no-till не пойдет, потому что осадки должны приходиться максимально на период вегетации растений. Что касается южных районов области, на мой взгляд, здесь no-till внедрять рискованно. Я бы сказал, опасно. Это, скорее всего, приведет хозяйство к краху. 
К тому же, мы посчитали расходы и сравнили их с затратами на гектар, что мы несем по «классике». Получилось, что экономии никакой и нет. Зато со временем возрастают затраты на «химию». К тому же, тем, кто собирается переходить на эту систему нужно подумать о том, с какими проблемами в плане защиты растений от болезней и вредителей придется столкнуться, когда мульчирующий слой появится. Так что стоит задуматься, будет ли стоить овчинка выделки?



Александр Борисович Колесниченко, директор ООО «СП Донское» (Калачевский район, Волгоградская область):
– No-till – перспективная новая система земледелия, но подходить к переходу на эту технологию надо с осторожностью. В 2005 году я побывал на Украине, на международной конференции по no-till, организатором которой был холдинг «Агро-Союз». Тогда там собрались ученые и практики по нулевой технологии со всего мира. Я, признаюсь, был в восторге от того, что услышал и увидел там. Конечно, очень заинтересовался этой системой. Подумал, ну раз почти весь мир занимается, почему бы и нам не перейти. 
Тогда во время беседы с одним профессором из Аргентины (он уже 30 лет работает по системе no-till, но у них, надо отметить, выпадает 1200 мм осадков в год) я задал ему волнующие меня больше всего вопросы. 
Для начала рассказал о хозяйстве, что мы получаем 25-30 ­ц/­га озимых, яровых 15-20 ­ц/­га. 
Сказал ему, что хотел бы перейти поэтапно, постепенно на эту систему земледелия. И задал вопрос: «Если у нас выпадает 300-350 мм в год, сколько мне надо ждать лет, прежде чем я получу ту же урожайность, которую получаю сегодня?». Он долго думал, потом ответил: «Я могу ошибаться, но думаю, лет 12-15, не меньше, но может быть и больше. И только тогда в тех условиях, в которых Вы работаете, Вы придете к той урожайности, которую получаете сегодня». 
И тогда я задумался: как жить, выживать эти долгие 15 лет, что делать с людьми, которые у меня работают? Может, и нужно внедрять технологию прямого посева, но если смотреть мировую практику, то сегодня видно, что no-till прижился именно там, где выпадает свыше 800 мм осадков в год, уж точно не меньше. А в Аргентине – это 1000-1200 мм. Там, безусловно, эта система оправдана. Может, она приемлема для севера нашего региона, где выпадают стабильные осадки свыше 500 мм. 
В нашей зоне, в Калачевском районе Волгоградской области, боюсь, что нет. Если пострадает от своего неправильно выбора один фермер, это печально, но если пострадают люди, которые у него работают, это страшнее. Сегодня в ООО «СП Донское» трудится около двухсот человек и мне нужно думать в первую очередь о них. И мой неправильный выбор обернется бедой для огромного количества семей, которым некуда будет пойти.


Владимир Александрович Гришин, главный агроном ООО «Гришиных» (Новоаннинский район, Волгоградская область):
– Я пока не вижу смысла что-то менять в той технологии, по которой мы сегодня работаем. Это большой риск. Переход на no-till предполагает отказ от всей техники, которая была закуплена годами и серьезные вложения в приобретение новой техники. А если эта технология не пойдет? 
Дело в том, что здесь нужно каждому делать выбор для себя в зависимости от конкретных условий. Даже в 10 км от нас есть хозяйства, у которых уже другая земля, другие поля. И может у них получится работать по no-till. Я уважаю смелых людей, профессионалов, их мнение. Если у них все получилось, я рад. Но мы пока для себя решили работать по классической системе с элементами минимальной обработки почвы. Интересуемся этой темой больше для собственного развития, не более того.



Сергей Павлович Глаголев, глава крестьянского хозяйства (Аннинский район, Воронежская область):
– У нас хозяйство не очень большое, всего 400 га. Основные культуры: зерновые, подсолнечник, гречиха. Свеклу 15 лет сеяли, но сейчас отказались. Двадцать два года я работал по «классике», но сейчас планирую перейти на no-till. Собираюсь совсем отказаться от подсолнечника, ввести в севооборот бобовые. Сейчас подбираю новые культуры: сою, люпин и планирую оставить зерновые. Считаю, что такой набор культур подходит для возделывания по данной системе. Как получится, покажет время. Почему я решился на такой переход? Не зря говорят, двигатель прогресса – это лень. 
Сколько можно гробиться и тратить деньги на вспашку, культивацию, прикатку, дискование? Хозяйство у нас небольшое, а техника дорогая, чтобы покупать ее на все эти работы. Получается, нам нужна будет сеялка прямого посева, опрыскиватель и комбайн. Три года изучал эту тему, в прошлом году купил трактор, в этом году сеялку присмотрел. Понимаю, что будут серьезные проблемы с сорняками в первое время, но, надеюсь, через несколько лет окажется, что нынешнее мое решение верное.



Владимир Федорович Поляков, глава КФХ (Новониколаевский район, Волгоградская область):
– Наше крестьянское хозяйство существует с 1991 года, площадь пашни почти 3 тысячи га. Работаем по трехпольному севообороту по классической системе (озимые, подсолнечник, кукуруза и пары). С этого года переходим частично на no-till, для этого купили сеялку прямого посева. Основная причина – недостаток влаги и, конечно, снижение урожайности в связи со снижением уровня плодородия почвы. Надеемся, что технология прямого посева позволит частично решить эти проблемы.



Сергей Геннадьевич Привалов, начальник цеха №2 ОАО «РАО «Алексеевское» (Алексеевский район, Волгоградская область):
– Сегодня жизнь сама заставляет искать новые пути и подходы в работе. За последние годы многое перевернулось буквально с ног на голову. Чему нас учили раньше в техникумах и институтах, сегодня в нынешних условиях не всегда экономически обосновано. Классическая система земледелия была эффективна в те годы, когда энергоносители стоили копейки, а сейчас рост цен такой, что волей-неволей задумаешься, как дальше жить и работать. В этом году мы около 2 тыс. га отдали под нулевую технологию. Взяли новые отечественные сеялки прямого посева, были у нас свои пропашные сеялки, которые тоже пригодились. Изучаем эту технологию, читаем об опыте в журнале «ПОЛЕ деятельности», ну и посмотрим к осени на результаты.




Павел Анатольевич Паничкин, директор ООО «АгроЭлита» (Самойловский район, Саратовская область):
– Я не стремлюсь к переходу на no-till. Хорошо в Аргентине работать по этой технологии, когда в год почти 2 тысячи мм осадков. А у нас осадки такая редкость, что возникают большие сомнения в том, что удастся накопить влагу таким способом. В нашей зоне переходить на эту технологию – большой риск. И пока я не уверен, что он будет оправдан.

 

Михаил Иванович Коленкин, глава КФХ (Петровский район, Ставропольский край):
– Я собираюсь переходить на нулевую технологию. Во-первых, это экономия на энергоносителях, во-вторых, no-till позволит сберечь влагу и за счет этого получить урожай. В последние годы засуха за засухой не оставляет надежды на урожай. Климат меняется, это очевидно. И классическая система земледелия уже не оправдывает ожиданий. Безусловно, нужно искать более эффективные новые подходы. По-моему, технология прямого посева наиболее перспективна в этом плане.

Другие статьи
Контакты
+380974063023
+380952886700
УкраинаВинницкая областьВинница
ООО «Агро Интертрейд» – элитные семена и первоклассные средства защиты и роста растений.
agro_intertreyd@ukr.net